Главная > Переписка > Письма А. Г. Венецианова Милюковым > Письма 1843
Поиск на сайте   |  Карта сайта
  • .


Письма 1843 года

42

[22 октября 1842 или 1843 г. Петербург]

Сказали мне, что надобно письмо к тому, на чье имя посылается что-либо, через контору, новую какую-то Кантору Транспортов, — вот я и пишу к вам, мой почтеннейший Николай Петрович, не через почту, а через контору, которая везет сафонковским боярышням заячьи салопы, зная, что вас это не отяготит.

Сего дня, 22 Октября, Казанской, после приобретенного и сбытого с трудом ревматизма в ноге я изволил лихо простудиться, счастливо только то, что скоро спохватился и уселся дома с моими средствами, сиричь с горчицею, нашатырем и бузиною, сегодня четвертой день дома, а выйти нужно, от чего и тошно. С воскресенья морозы начались, как у вас. Мне из окна весело на деятельность смотреть, особливо на быстроту тех, которые от быстроты скользят с мостков и навзничь валятся, не забывая того, что несут в руках. Вчерась послал я через Городскую к Василию Петровичу,(244) прошу его завтра к себе. Как-то пусто на душе, когда долго не видишь тех, при которых бывает ощущение, и сам не знаю сказать — какое, оно безмолвное и не высокое — это ощущение, а полное, при котором непременно что-нибудь повторится в обоюдной гармонии души и как бы попотчивает ее чем-то. Я знаю, что и с вами так бывает. А между тем уже месяц, как я здесь, а от друзей одно письмо получил, и того, которое должно быть с контрактом, не получаю, не хочу придумывать, а само иногда думается: в этом беспорядке свой порядок.

Говорят: в Париже дом нашего посланника разграбили, конечно, потому что он им попался. Чорт ли в том просвещении, где нет веры. Еще говорят: бриг потонул в бурю 10-го числа и тот, на котором был Сережа Крашенинников. Дай бог, чтобы неправда.

Пришли за посылкой. Прощайте, мой почтеннейший.

От полной души вас уважающий

Венецианов.(245)

22 октября.

43

[26 октября 1842 или 1843 г. Петербург]

Митров день. Здраствуйте, мой дорогой и почтеннейший Николай Петрович! Вчерась я получил из Сафонкова самую дурную весточку. Сашинька больна и просит помощи, письмо же писано в последних строчках от 11-го Октября. Теперь я не знаю, что с ними делается, просят грудной травы, помощи от кашля и защиты от головной боли — и две недели тому назад. Ах, как грусно, мой дорогой! — Вчерась я был у Василия Петровича, обедал у него и, кажется, моей скукой не принес ему удовольствия, он прославляет Арндта,(246) давшего ему новую жизнь.

22-го числа поручил я отправить посылку с салопами, ан вот она отправлена 25-го и квитанцию вам, мой почтеннейший, посылаю. Когда вас известят о посылке этой, потрудитесь ее переслать к друзьям моим, а при сем приложенную писулечку поранее отправить потрудитесь, в ней я пишу наставления доктора.

Бедная Наталья Петровна опять в роже, и самой мучительной, у нее была она и казалась совершенно исчезнувшею, почему она и выехала покойною; но возвратилась с сильнейшею. Теперь она месяца на три заключится дома, что бы совершенно искоренить начало этой рожи.

На-днях я познакомился с новым соседом Шафонским,(247) он служил в Москве правителем дел военного губернатора и потом по Межевому, Пекерскому, ведомству тол; человек он хороший, кажется; он ведь купил имение от Саломки,(248) жена его в деревне, и мне этот Шафонской как-то внучатной по Енькам.(249)

Дела мои не знаю, как пойдут, надобно ждать переселения двора, которое сделается к 8-му числу.

Его светлость(250) особенно ко мне благоволит, и не знаю, что из этого благоволения выйдет — Москва или Питер. Питер страшен, а Москва, по летам моих хоть и поздна, но не страшна.

Добро! Прощайте, мой почтеннейший. Было много наготовлено, да не пишется. Будте здоровы.

Чистосердечно вас уважающий

Венецианов.(251)

26 октября.

44

26 июля [1843 или 1844 г. Сафонково]

Здраствуйте, мой дорогой Николай Петрович! Вчерась, в Воскресенье, мои были в Поженках, там застали только Сусанну Петровну с Петром Ивановичем и всех пятерых прекрасных людей,(252) а те, т. е. Елизавета Петровна(253) и Аграфена Конновна были уехадчи к Ушакову(254) Н. А. Сказывали мне, что получили от вас три письма, что вы здоровы и веселы, чему я душевно радуюсь. Сказывали также, что ужасная цена за приготовление детей в какое-нибудь заведение.

Есть мои знакомые Лошкаревы(255), они люди не очень богатые, у них дети в Ларинской гимназии, и мальчики выходят прекрасные, потому что там учат отлично. Покойник Барон К. П.(256) решительно хотел меньшего сына туда отдать; но старые связи переменили его твердое намерение. Потолкуйте-ка с кем-нибудь. Лошкарева и Осип Иванович знает, потому что кто-то из Наумовых с ним короток. Этот Лошкарев слепой, а дети его — внучки рыхлевские. Ларинская гимназия на Острову, по 6-й линии.(257)

Вот для меня что загадкою: немцы, немцы — руские подданные, гораздо ученее, образованнее нас, многие, очень многие беднее нас, а детям дают воспитание, т. е. учение и образование, с небольшими издержками. Можно это же сказать, — конечно, не в том градусе, — и о малоросиянах. Они гораздо далее нас ушли; взгляните — столоначальник, начальник отделения и директор Департамента пли немец, или хохол.

Вы теперь с Василием Петровичем, а сегодня, кажется, его новой год, 26 июля. Итак, мой почтеннейший Василий Петрович, поздравляю вас с вступлением в новой ваш год, бог вам даст непременно прогрессивно развивать и следующие — с вашими правилами вы всегда успеете. Каждой со своей точки смотрит на все, почему и мне кажется, лучше бы, веселее бы мне было вас поздравить в штате Воен. Г. Г. [генерал-губернатор], нежели Артиллер. Казн.[ачея]. Вы помните мой конек к умничанью, к знанию человека, к знанию чего-то того, чего век не узнаєш. Мне на роду написано на этом коньке ездить, и кажется иногда, скачешь, а оглянешься — конек детской, деревянный, на лыжах, он качается, а не скачет.

На Невском проспекте, в доме Петропавловской церкви, в книжной лавке Андрея И. Иванова, продаются маслобойни Полторацкого с привилегией. Маслобойня стоит 3 целковых, а право бить масло — 4. Я сговорился с Андреем Клементьевичем пополам купить, сиричь приобресть и право и маслобойню, почему поручаю Федору Михайловичу(258) купить ее. Не случится ли вам? Да как не случится итить мимо Петропавловской! Зайдите взглянуть на диковинку эту, и ежели она стоит 7 целковых, то покупки не останавливайте, а ежели нет, то не велите покупать. Мне - кажется, ежели на нее требование велико, то она стоит того, чтобы купить, а ежели нет, то мы плюнем на нее и с хозяином.

Как бы вы думали, мой Ларион(259) опять бежал и увел с собой мужика, бывшего тоже в бегах; но вот что — бежать он вздумал скоро, в несколько минут, ночью, почему не удалось ему поговорить с братом, а для того оставил ему письмо, в котором просит украсть у меня печать и ему доставить к дедушке в следующую ночь; не дождавшись в день брата, вздумал сам с товарищем притить за печатью. Товарища поймали, а хозяин Ларион ушол. Товарищ объявил, что они, написав паспорти, намеревались итить в Боровичи.(260) Товарищу я приказал подновить бритье головы и итить косить.

Прощайте, мой почтеннейший Николай Петрович. Да ведь я незнаю, познакомились ли вы с моим любезнейшим Пошманом(261) и узнали ли, как у Его Превосх. дела валяют. Думаю, брат Владиславлева(262) все передал. Мы думаем в Успение в Поддубье к Василию Матвеевичу, Прощайте оба, и ежели с вами непосед ваш. Павел Петрович, то поклонитесь ему от сердечно вас всех почитающего

Алексея Сафонковского.

Осип Ивановича нет в Питере, и я очень рад, что он сделает войяж.

Что мне вздумалось, а с вами мы, кажется, так знакомы, что всякая дума может вслух думаться и тем же экспромптом. Ежели бы вы были немец, то вы не были бы только надворной советник, а вы бы были професор Академии, директор строительного комитета, почетной член многих заморских разных заведений, словом, вы бы были Брюллов(263) Александр, Тон Константин,(264) ну, пожалуй, хоть и Стасов.(265) Клотов человек с пять,(266) один давно артиллерии полковник,(267) но их никто не знает, а знают одного Петра.(268) Мне мекается, что у Петиньки(269) точно те же самые способности, какие у Николая Петровича. Вчерась даже вечером мои Саша с Филей об этом мне говорили, что они в нем все видят совершенно отцовское. Потолкуйте об этой думе, любезные братья, Николай и Василий, между собою по-братски, как всегда у вас водится эта дума экспромптом. По душе вас уважающий.(270)


1

На пашне. Весна. Середина 1820

Весна




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Алексей Гаврилович Венецианов. Сайт художника.