Главная > Переписка > Письма А. Г. Венецианова Милюковым > Письма 1820-1821
Поиск на сайте   |  Карта сайта
  • .


Письма Венецианова Милюковым 1820-1821 гг.

1

[1820-1821 г. Сафонково]

Здравствуйте, мой любезнейший Николай Петрович! а посланию сему причины нижепишущиеся: к Сназину1 выехал я в среду в полдень, а приехал в 10 часов вечера, от него выехал в четверг в 3 часа после обеда, приехал домой в пятницу в 9 часов утра. Каков войяж! Сей-то войяж план мой — в воскресенье быть у вас и в четверг на священье у Сназина — совсем разладил, а сладил так, что ежели Прасковья Васильевна2 не поедит на священье, то приехать мне к вам во вторник с женою3 и потрохом, а ежели поедит, то приехать одному и от вас или в середу или в четверг отправиться в Ивановское.4 Итак, мой дорогой, прошу решить, как мне к вам явиться — одному с красками или и с потрохом, а между тем сего же дня отправлен гонец к почтеннейшему нашему Серафиму5 с полученною мною от Ивана Тереньтиевича6 просьбою к нему участвовать при освящении — я ему пишу выше, то есть на той странице, писаной проект, сиречь, о вторнике, среде и четверге. — Поняли? — Нет, не все, для того, что я вам еще всего не написал, а это все состоит в том, чтобы в среду он приехал к вам и от вас бы со мною отправился в Ивановское. Ладно или не ладно, а дело зделано. Итак, мой дорогой Николай Петрович, берите перо и пишите—с потрохом или без него, а маминьке вашей с моим почитанием ручку поцелуйте; жаль, что обычью нет, а то бы попросил и у папеньки поцеловать, у сестриц у всех ручки перецелуйте за душою вам преданного

А. Венецианова.7

Его благородию милостивому государю Николаю Петровичу Боткину.

2

[Начало 1820-х гг. Сафонково].

Вчерась поздно вечером очутился я с насеткою моею в Резиденции нашей, и потому опаздывают к вам Геллертовы8 рассказы. Мы с Иван Ивановичем9 ездили удивлять природу, которая лет за десяток назад и образа человеческого не видывала, почему ожидавший посол сытынской10 должен был вспять возвратиться.

С сим подателем надеюсь видеть портрет вашего папиньки, для которого сукно на фрак и на шубу готовлю.

Некогда! Спешу на Сафонково.11 Простите, неоцененный мой.

Вам преданный.

А. В.12

Его благородию милостивому государю Николаю Петровичу Милюкову.

3

[Декабрь, начало 1820-х гг. Сафонково].

Здравствуйте, желанной мой Николай Петрович.13 Не знаю, мой дорогой, — нет, лучше опять скажу: желанной, — благодарить ли мне тебя за чистое твое расположение, отпечатанное сердцем в строках двух твоих писем: потому что благодарить тебя за нежность чувств твоих, кажется, то же, что благодарить тебя за твое существование; а пожелаю тебе за скуку ту, изнуряющую тебя так уродливыми личинами, первое: воздать от чистого твоего сердца совершенное благодарение небесному творцу, а потом обнять истинных твоих друзей за впечатление их воспитанием драгоценной етой скуки! Ах, мой желанной Николай Петрович, как тот счастлив, кого не ослепляет едкой свет необузданной суетности, всегда управляемой безумною самостью, и [кто] может видеть узника, влекущагося на золотой цепи в страшную неволю етикета, должности, чести и всякой модной сволочи обязанностей! А между прочим, скажу жалобе твоей на Городскую надменность и на прочие столичные пузыри, что в безмятежной нашей деревенской жизни найдешь ты для своего сердца от крестика в золотник, золотого, до нескольких берковцов и чугунного, что так же, как в белокаменной.

Начал за здравие, а свожу за упокой! — прошу не погневиться. Ежели бы не возгласили: пожалуйте кофе кушать, то от крестов чугунных может быть киноло бы меня к хрустальным каблучкам.

Ох, мой дорогой! Очень мне грустно, что здоровье маминьки вашей опять начало ее изнурять. Единственное и самое вернейшее лекарство во всех болезнях есть твердость духа, она дает силу действия всем лекарствам и разум врачу, а маминька ваша, кажется, лишает себя сего небесного бальзама — делается дамою и перестает быть тем примерным героем в болезнях, которым она до сих пор была. Ваша обязанность отыскивать средства к возвращению прежнего ее Гения чрез тех, кому она более верит, — напомните ей: «вера твоя да спасет тя», и что Христос плотию только оставил нас без себя на земли.

С тех пор как мы простились в Братском, я нигде, кроме разу, одного разу в Поддубье,14 не был, потом в Теребенях15 с Петром Ивановичем.16 Свежесть прекрасного зимнего воздуха в выспренней белизне зеркальных звездочек Эолова с Бореем Творения для моего диковинного состава зделались нонче неблагоприемлемы, и, кажется, чем далее, тем более и более появляется во мне приближение к разрешению, напоминающее: земля еси, и в землю пойдеши. Мериносы17 мои перестают мне с прежним усердием служить. Одна добрая моя палитра не перестала еще холодеть ко мне, она приголубливает спотыкающуюся бренную мою голову.

Что же такое! Ведь бумаги только страничка, а я ничего не написал. Скажите сестрицам,18 что я их почитаю, и ежели благопристойность, учрежденная предрассудками, расстоянием состояния и прочее и прочее все это позволят сказать, то скажите, что я их люблю всею душою, всем сердцем, сколько нельзя больше — ну, я тогда буду щастлив, когда мои Саша и Филиса19 будут таковы, как они. Любезного Васеньку,20 с добрым его сердцем и душою, не знаю, как оценить. Шкаф его Филису утешил, а батьку ее привел в то умиление, которое возвышает его душу.

Што же делать, ну, простите! Поцелуйте ручку у Маминьки, скажите ей, что бранил я ее очень, бранил за потерю ее всегдашнего духа. Поздравляю с наступающим праздником и приближающимся Новым Годом, в котором желаю очень получить оседлость и перестать быть кочующим. Я навсегда одинаково пребуду почитающим вас и душою преданным.

А. Венецианов.21

Зделайте одолжение, мой дорогой, на прилагаемую при сем сумму потрудитеся приказать взять того пластыря, который женщина делает, получившая рецепт на него от француза.


1 Иван Терентьевич Сназин, генерал-майор (1777—1837), владелец села Ивановского-Овсеева, Вышневолоцкого уезда, Тверской губ., на озере Ивановском. Павел I подарил ему в 1798 г. тысячу десятин земли в Вышневолоцком уезде. Дочь Сназина, Евдокия, была замужем за одним из Милюковых. Речь в данном письме идет об освещении церкви села Ивановского.
2 Прасковья Васильевна Милюкова, рожд. Лепехина (1784—1833), жена Петра Ивановича Милюкова, мать адресата.
3 Марфа Афанасьевна Венецианова, рожд. Азарьева (род. около 1780 г., ум. в 1831 г. в Петербурге от холеры), происходила из семьи бедных помещиков Тверской губ. Воспитывалась в Петербурге, где с ней и познакомился Венецианов. Свадьба их состоялась в начале 1810-х гг.
4 Ивановское-Овсеево — имение И. Т. Сназина.
5 Серафим — в миру Стефан Васильевич Глаголевский (1763—1843), тверской архиерей, с 1821 г. — митрополит Петербургский; боролся с мистицизмом петербургских религиозных кружков.
6 Сназин — см. прим. 1.
7 Водяные знаки на бумаге: «Я.М.Ф.»(т. е. Ярославская мануфактура Саввы Яковлева). По содержанию письмо следует отнести к 1820 г., началу 1821 г.: Серафим здесь еще тверской архиерей, в конце же 1821 г. он стал петербургским митрополитом.
8 Христиан Геллерт (1715—1769), немецкий моралист и поэт. «Басни и рассказы», «Духовные оды» и «Песни» переведены на русский язык; слезливо-чувствительный поэт, пользовался успехом в России в конце XVIII, первой четверти XIX в,
9 Иван Иванович Милюков (1772—1834), гвардейский корнет, дядя адресата. Был женат на Евпраксии Тимофеевне Веселаго (1775—1863).
10 Сытино — одно из земельных угодий семьи Милюковых на севере Вышневолоцкого уезда.
11 Имение Венецианова — Трониха-Сафонково, в северо-восточной части Вышневолоцкого уезда, 1-го стана, на берегах Ворожбы, в 77 верстах от Вышнего Волочка. Крестьян при Сафонкове не было; к нему были приписаны только дворовые люди. Купил художник имение па деньги, полученные от отца в конце 1810-х гг.
12 На бумаге водяной знак «1817», но письмо относится к периоду более позднему, началу 1820-х гг.
13 Николай Петрович Милюков (1802—1887), помещик Вышневолоцкого уезда, Тверской губ., владелец «Островков», позднее также Поддубья, служил по Межевому ведомству, умер в чине статского советника; был женат с 1830 (1831) г. на Аграфене Кононовне, рожд. Милюковой; в 1850-х гг. был вышневолоцким предводителем дворянства; похоронен в селе Поддубье.
14 Поддубье, село на озере Молдино, Вышневолоцкого уезда, 1-го стана, в 58 верстах от Вышнего Волочка, — родовое поместье Милюковых, где жил отец адресата, Петр Иванович Милюков. На кладбище села Поддубья похоронены многие члены этой семьи. Находится недалеко от Сафонкова Венецианова.
15 Большое село Теребени возле Николо-Теребеневской пустыни, у реки Мологи. Село славилось своей популярной в крае и крупной по оборотам ярмаркой.
16 Петр Иванович Милюков (1773—1849), отец адресата, отставной гвардейский ротмистр; владел многими земельными угодьями в Вышневолоцком уезде; жил по летам в селе Поддубье, по зимам — в собственном доме в Москве на Садовой, близ Таганки и берегов Яузы; женат был на Прасковье Васильевне, рожд. Лепехиной.
17 Двадцатые годы — пора увлечения в сельском хозяйстве разведением овец мериносов, — увлечения, которому, повидимому, поддался и Венецианов.
18 Сестры Н. П. Милюкова: Евпраксия — монахиня (1805—1870), Варвара, в замужестве Печугина (1809 — 1877), Сусанна (ум. в 1858 г.), Анна (1819—1896), Елизавета (ум. в 1878 г.), София и Екатерина (ум. в 1897 г.).
19 Дочери художника: Александра (род. в 1816 г.) и Фелицата (род. в 1818 г.) Фелицата умерла в большой нужде, почти в нищете, в 1890-х гг. Венецианов писал их портрет, находившийся в собрании В. П. Семенова в Петербурге. Александра была художницей.
20 Брат адресата, Василий Петрович Милюков (1814—1872), впоследствии генерал-лейтенант; служил в Финляндском полку в Петербурге. Похоронен в Новодевичьем монастыре, там же.
21 На бумаге водяной знак «А. О.» Относится к началу 1820-х гг., без конверта.

Тверь (1910 г.)

1

На пашне. Весна. Середина 1820




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Алексей Гаврилович Венецианов. Сайт художника.