Главная > История искусства > А. Г. Венецианов в воспоминаниях племянника > Мои записки. Н. П. Венецианов.
Поиск на сайте   |  Карта сайта
  • .


Мои записки. Н. П. Венецианов

Родился я в городе Ставрополе 1817 года 28 генваря, а 4 февраля день моего ангела. Дедушка Коля меня очень любил и баловал, да и бабушка Анна20 не меньше любила; они всегда мне дарили подарки и конфеты, я был первенцем в семье. Когда мне исполнилось 8 лет, отец мой пригласил учителя из военных писарей, Полежаева, это было 15 марта 1825 года; он учил меня читать, писать палочки, буквы, цифры, и так я учился дома два года. 7 апреля 1827 года к нам на Кавказ, в Ставрополь, приехал из Москвы мой дядя, военный доктор Ратников; у него детей не было, он был старшим начальником военных врачей. Погостил он у нас до 20 мая, попросил моего отца взять меня с собой в Москву учить в гимназии; мне очень не хотелось ехать, но отец мой согласился. 21 мая 1827 года мы выехали из Ставрополя в Москву; во время нашей поездки было много приключений, как, например, колесо сломалось, то чекушка из оси потерялась, колесо соскочило, то наша душетряска в грязь завязла; провозились мы три часа, вытаскивали из грязи, наконец-то вытащили, много было еще приключений. 29 июня мы приехали в Москву на большую Молчановку, в дом А. П. Ратникова,21 дом дяди рядом с церквой Николы на курьих ножках. Тетя Люба и сестра дяди 22 нас встретили очень радостно, а меня они зацеловали, еле-еле я вырвался от них. На другой день я, дядя и тетки отправились в коляске к дедушке Гавриле23 в Таганку, у него была небольшая квартира над лавочкой. Лавочка тоже была крошечная, близ Покровского монастыря, а на Воронцовской улице у дедушки был сад и огород, в саду много было груш, яблоков, крыжовника, смородины, а цветов разных — тьма тьмущая.24 В сарае была приделана одна комната для огородника, в которой жил Федор с женой. Посреди сада был большой колодец, из которого поливали цветы и огород. Дедушка рассказывал, что в 12-м году французы его совсем разорили, сожгли дом, лавку, и все, все пропало, остался он ни с чем, только и было, что захватил с собой деньги и золотые вещи; хотя у него были лошади, но их взяли для войны с французами; осталась одна лошадь и телега, на которую он уложил, что мог, а сам с бабушкой и дядей Ваней и детишками25 отправился в деревню Бронницы. Весной дедушка возвратился в Москву обратно, выстроил небольшой домик. Из одной комнаты он сделал лавку и стал опять торговать, но торговля была не такая большая, как до французов. Дядя Алеша приехал к дедушке, и они очень все плакали от такого разорения; дядя Алеша дал дедушке денег и очень жалел о своих портретах и картинах. Дядя Алеша пожил у дедушки три недели и уехал опять в Петербург.

[Перерыв в рукописи] .26

...меня они зацеловали. 10 августа сего года, в 9 часов утра, я с дядей отправились в Первую гимназию. Я выдержал экзамен в I класс. 16 августа был молебен в гимназии, а 17 августа начались занятия. 22 августа приехал к нам мой двоюродный дядя Алексей Гаврилович Венецианов из Тверской губернии, из своего имения, кажется, из села Сафроновки или Сафоновки,27 хорошо не помню; он занимался в Петербурге. У нас прожил до 18 сентября; в это время он нарисовал красками дядину сестру, Веру Ратникову, в половину роста, по пояс.28 Я долго любовался на этот портрет: она, как живая, была нарисована. Дядя Алеша учил меня рисовать карандашом стол, стул, самовар и много других предметов комнатных; у него выходило как настоящие предметы, а у меня все кривые, мне очень было досадно, что у меня так не выходило. Дядя Алеша говорил: «Постой, когда ты вырастешь и полюбишь рисование, то и ты будешь так рисовать». Когда дядя А. Г. Венецианов уехал в Петербург, мне его очень было жалко, что он уезжает, много он нам показывал своих картин, одна другой лучше. 27 апреля 1828 года я перешел во II класс; после экзамена, 8 мая, мы поехали к Сергию Троицы и прожили там до 2 августа, а 15 мая у нас начались занятия. 28 марта 1829 года тетя забыла на треугольнике зажженную сальную свечу в столовой; это было поздно ночью, я уже спал, занавесь загорелась, а затем стена и рама, дядя разбудил меня, я вскочил, смотрю — кругом все горит, бегу в гостиную, чтобы выбежать в парадную дверь на улицу, но увидел портрет тетушки Веры; я вскочил на стол, схватил за раму, дернул его вниз, оторвал с гвоздем и выбежал на улицу. Прибежало много народа, стали ломать рамы в окнах и выбрасывать из комнат вещи и выносить через парадную дверь; из ведер плескали водой, чтобы погасить огонь, но приехали пожарные и погасили огонь; картину я держал в руках, но дядя подошел ко мне и велел положить картину на вещи; я положил ее, он взял меня за руку и новел к соседу Соколову, оставил меня там, а сам ушел смотреть за вещами. На другой день оказалось — много вещей пропало, и мой любимый портрет; дядя говорил: много вещей украли, но мне больше всего было жалко портрет. 21 апреля отец мой прислал письмо из Ставрополя с Знакомым купцом и просил, чтобы дядя меня отправил с ним в Ставрополь, но дядя сказал, что он сам меня отвезет. 23 апреля 1829 года из Петербурга приехал двоюродный дядя Алеша и остановился опять в доме доктора Ратникова; я в первый раз в жизни видел двоюродного дядю Ал. Гавр. Венецианова.29 30 апреля мы получили письмо от моего отца из Ставрополя, в котором он просит дядю В. К. отправить меня обратно на Кавказ. Пишет, что он очень соскучился обо мне. 4 мая сего года я и оба дяди, В. Ратников и А. Венецианов, отправились на трясодушке, отправились домой.
[Четыре пустых страницы в рукописи]

В дальний путь на мою родину. 28 мая, в 9 часов вечера, мы приехали в Ставрополь к моему отцу. На радости я проболтал с братьями до часа ночи и несмотря на то, что я очень устал. Папа был очень рад приезду своих двоюродных братьев, да родной брат Алексея Гавриловича, дядя Павел,30 от радости заплакал; он не видался 16 лет со своим родным братом, Павлом Гаврил. 31 Дядя Павел жил у моего отца и вместе торговали. Дядя Алеша нарисовал отцу на память большой образ на деревянной доске, пять святых — Марию-Магдалину, Павла,32 Николая, Марфу, Михаила-Архангела, а на полотне он нарисовал в саду у нас группу: мамаша разливала чай, папа сидел в конце стола, брат Вася и Афанасий играли на траве с кошкой, дядя Павел сидел рядом с дядей Алешей, дядя Володя сидел рядом с папой, я сидел рядом с мамой, а няня стояла и держала Олю на руках.33 Еще он рисовал старую няню в шлычке и Прохора-дворника,34 которого звали «растрепа». Прохора и нянин портреты дядя увез с собой в Москву. 3 июля оба дяди, Алеша и Володя, уехали в Москву.35


20Дед и бабка автора «Моих записок» — Николай Юрьевич и Анна Г. Венециановы. Н. Ю. — родной и старший брат Г. Ю. Венецианова и дядя художника (см. также прим. 37).
21Следует читать «В. Т. Ратникова»; дальше автор называет его «дядя Володя».
22 «Тетя Люба» — Любовь Гавриловна Венецианова-Ратникова, — по семейным преданиям Венециановых, сестра художника. «Сестра дяди» — Вера Ивановна Ратникова.
23 «Дедушка Гаврила» — Гавриил Юрьевич Венецианов, отец художника.
24 Ср. приводимые у Петрова объявления из «Московских ведомостей», 1795 г., о продаже кустов смородины и тюльпанов,— «Русская старина», 1878 г., кн. X, стр. 272.
25 «Дядя Ваня» — Иван Гаврилович Венецианов (см. прим. 18); выражение «с детишками» может в действительности значить лишь — с внуком Аркадием, сыном И. Г. Венецианова, родившимся около этого времени (ср. Петров; см. также прим. 41).
26 Перерыв в рукописи из-за утерянных страниц.
27 «Сафонково», Вышневолоцкого уезда, Тверской губ. (ср. также «Записки», под прим. 29, где автор утверждает, что впервые увидел дядю-живописца лишь в 1829 г.).
28 Ср. выше прим. 14.
29 Ср. выше «Записки», под прим. 27.
30 Павел Гаврилович Венецианов, брат художника, второй сын Гавриила Юрьевича Венецианова, родился между 1801 и 1804 гг., умер, судя по весьма неопределенным данным «Моих записок» (см. «Мои записки», под прим. 54), как будто, ранее 1847 г. (см. прим. 12).
31 Следует читать, конечно: «Алексеем», так как дело идет о самом художнике.
32Дальше (см. прим. 47), вместо «Павла», значится «Андрея»; верно — первое, ибо Андрея в семье не было, и на образе изображены: Павел — по отцу автора, Павлу Николаевичу, и по дяде, Павлу Гавриловичу; Николай — но деду, Николаю Юрьевичу; Марфа — по тетке автора, жене художника, Марфе Афанасьевне; Михаил — по дяде, Михаиле Николаевиче; Марья — по матери, Марии Григорьевне.
33 Кроме автора «Записок», Николая, и упомянутых здесь его братьев и сестры: Василия (ум. в 1890 г.), Афанасия (ум. в 1834 г.) и Ольги (ум. в 1860 г.), у Н. П. были еще две сестры: Олимпиада (ум. в 1915 г.) и Анна (ум. в 1894 г.); эти даты сообщены мне А. Н. Венециановым (ср. А. Успенский, А. Г. Венецианов «Золотое руно», 1907 г.).
34 Дальше «Федор» (см. прим. 46).
35 Таким образом, эта первая поездка Венецианова на Кавказ длилась с начала мая по середину июля того же года, когда вместе с Ратниковым художник прибыл в Москву.

Тверь (1910 г.)

1

На пашне. Весна. Середина 1820




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Алексей Гаврилович Венецианов. Сайт художника.